Межрелигиозный диалог в России и других странах СНГ

Общественное телевидение России. Межрелигиозный диалог в России: новые вызовы и новые перспективы



Общественное телевидение России. Межрелигиозный диалог в России: новые вызовы и новые перспективыИсполнительный секретарь Межрелигиозного совета России Священник Димитрий Сафонов принял участие в программе «Парадигма»

Россия – многоконфессиональная страна. Межконфессиональный мир в стране обеспечивается во многом благодаря выстроенным гармоничным отношениям между последователями разных религий. Одна из основных площадок межконфессионального диалога - Межрелигиозный совет России, который недавно отмечал свой 20-летний юбилей. Совет, объединив духовных лидеров и представителей всех традиционных религий России, успешно отвечал на самые острые вызовы. Но сегодня перед обществом и верующими стоят новые угрозы.

Готовы ли мы к новым вызовам? Как не допустить разрушения религиозного мира? Насколько эффективно сегодня ведется межрелигиозный диалог в России? Какие существуют перспективы у межрелигиозного диалога в России? Что сегодня консолидирует верующих – представителей традиционных конфессий России?

Для ответов на эти и многие другие вопросы ведущий программы Александр Петров пригласил в студию гостей программы исполнительного секретаря Межрелигиозного совета России священника Димитрия Сафонова и политолога, религиоведа, профессора Марину Мирановну Мчедлову.

Эти же темы ведущий обсудил с председателем Императорского Православного Палестинского Общества Сергеем Вадимовичем Степашиным. В программе прозвучали фрагменты из его интервью.

Запись передачи опубликована на сайте Общественного телевидения России.

Публикуются ответы священника Димитрия Сафонова на вопросы ведущего.

Александр Петров: Отец Димитрий, мне кажется, что религия сегодня нередко становится заложницей каких-то геополитических игр. Почему, на ваш взгляд?

Священник Димитрий Сафонов: На заседаниях Межрелигиозного совета России одна из тем – это тема экстремизма. Мы это называем «использование религии для достижения политических целей» или «экстремизм под религиозными лозунгами». Никогда не говорим о том, что, какая-то религия, ислам например, несет в себе экстремизм. Речь идет о том, что есть люди, которые используют религию для достижения политических целей, политизируя этот вопрос искусственно и привнося в общество политизацию религии, для того чтобы достигать своих целей.

Александр Петров: Отец Димитрий, вы специалист по Ближнему Востоку. В том, что количество христиан за последние годы уменьшилось, насколько я знаю, с 6% до 2% (по сути дела, это геноцид населения, христианского населения), виновата религия или все-таки политика?

Священник Димитрий Сафонов: Конечно, религия здесь не имеет к этому отношения. Действительно, «геноцид» – это правильное слово, и часто мы это слово употребляем. Для разных стран статистика разная. Например, в Ираке больше чем в 10 раз уменьшилось количество христианского населения с 2003 года, с момента вторжения иностранных сил в эту страну. Когда традиционный уклад искусственно разрушается внешним вторжением, разрушаются межрелигиозные, межконфессиональные добрые отношения, которые были и в Ираке, и в Сирии, и искусственно насаждается экстремизм, – вот тогда происходит конфликт.

Александр Петров: Отец Димитрий, Сергей Степашин говорил о том, что во многом благодаря тому диалогу, который ведется в рамках Межрелигиозного совета России, нам и удалось избежать вызовов экстремизма в 90-е. Расскажите о тех вызовах, которые были. И как, в принципе, их удалось избежать?

Священник Димитрий Сафонов: В декабре минувшего года состоялось заседание Президиума Межрелигиозного совета России, посвященное 20-летию со дня основания Организации. Святейший Патриарх Кирилл значительную часть своего выступления посвятил таким воспоминаниям. Он говорил: «Зачем создавался совет?» А он был создан в 1998-м году, но задумывался раньше, когда в России нахлынули проповедники разных сект, когда разжигался религиозный экстремизм на Северном Кавказе. И остановить этот процесс можно было только всем вместе, продемонстрировав обществу единство наших религий –не догматики, конечно, а оценки нравственных явлений, неприятие насилия. И создать такой координационный центр, где бы мы все вместе, единым голосом обращались бы к обществу, к государству, отстаивали интересы наших общин и в целом воспринимались как единое целое в общественном пространстве. Вот такова была цель создания Межрелигиозного совета России. Как говорилось на нашем юбилейном заседании, во многом эта цель выполнена. Но мы продолжаем развиваться, потому что сегодня возникают новые вызовы. И на ближайшем нашем заседании 26 марта мы об этом тоже будем говорить.

Александр Петров: Отец Димитрий, раз нас объединяют общие ценности, наверняка нас объединяют и общие вызовы, которые сейчас стоят перед нами. Как Межрелигиозному совету России, в который входят представители разных традиционных конфессий России, лидеры традиционных конфессий, удалось выработать общую позицию, например, по Украине, найти общий язык?

Священник Димитрий Сафонов:  Принцип нашей работы с самого начала был заложен Патриархом Кириллом в 1998-м году – это уважение всех религий. Каждый имеет свой голос. Никто не обязан соглашаться. Мы решение принимаем только в случае консенсуса.

Александр Петров: Отец Димитрий, извините за такое сравнение, но мне показалось, что Межрелигиозный совет России – это такой наш парламент в миниатюре, только религиозный парламент, где лидеры традиционных религий как раз обсуждают, иногда приходят к общему какому-то знаменателю.

Священник Димитрий Сафонов:  Мне не нравится это выражение. Тем более, что  существует такая синкретическая организация – Парламент религий. Мы не хотим быть на нее похожи. Здесь речь идет не о парламенте, а о соработничестве людей, которые друг друга действительно уважают, по-настоящему ценят. Когда Святейший Патриарх награждал в декабре шейх-уль-ислама Талгата Таджуддина, то было видно, насколько тепло они друг к другу относятся. Это не просто диалог организаций, а диалог личностей. Люди знают друг друга больше 30 лет и действительно относятся друг к другу как к, самым близким друзьям. Это было видно и в момент награждения, и в словах Святейшего Патриарха, и в ответе, который прозвучал из уст шейх-уль-ислама. Вот такой пример, когда совместно прожитый путь сближает людей настолько, что они друг друга воспринимают как родных. Вот наш тип диалога, характерный для России.

Александр Петров: Все-таки мне хотелось вернуться к Украине. Казалось бы, какое дело буддистам, мусульманам, иудеям до православных проблем на Украине? Но совету удалось выработать общую точку зрения, общий подход к этой проблеме. Как удалось договориться?

Священник Димитрий Сафонов: Тема Украины не так часто обсуждается. Мы обсуждали ее в 2013 году, накануне событий Майдана. Мы обсуждали не так давно проблему заложников, пленных на Донбассе. В декабре к нам обратился Совет церквей Украины, куда входят и иудейские организации. Глава Совета раввин Блайх написал письмо Святейшему Патриарху с просьбой обсудить эту острую проблему. Она связана с теми, кто находятся в заключении с обеих сторон конфликта. Об этом мы тоже поговорим на нашем заседании.

Александр Петров: Отец Димитрий, насколько я знаю, вы встречались с лидером мусульман Сирии, вы встречались с главой Антиохийской церкви Иоанном X. Расскажите об этих встречах. Что вы обсуждали?

Священник Димитрий Сафонов: Сказать точнее – не я встречался, а мой руководитель, митрополит Волоколамский Иларион. Я участвовал во встречах и с Патриархом Антиохийским Иоанном X, и с верховным муфтием Сирии Бадреддином Хассуном. Особенно важные встречи были с мусульманским лидером, который всегда подчеркивает очень важную мысль, что экстремизм – это привнесенное явление. Сам он человек открытый к диалогу, очень харизматичный и яркий, блестящий оратор. Он часто приезжает к нам на встречи к Святейшему Патриарху. Это человек, который действительно близко дружит с Патриархом Антиохийским Иоанном X.

Православие в Сирии не доминирует, там много восточно-христианских конфессии, но со всеми поддерживаются очень близкие отношения. В России создана межрелигиозная гуманитарная группа – не в рамках Межрелигиозного совета России, но именно межрелигиозная. В нее ходят мусульмане России, различные христианские церкви, не только православные, но и протестанты. Они регулярно ездят в Сирию. Мой коллега по Отделу внешних связей иеромонах Стефан Игумнов координирует работу этой группы. Действительно, все вместе оказывают гуманитарную помощь Сирии.

Александр Петров: Отец Димитрий, вот мы уже заговорили о вызовах, которые стоят перед нашим обществом, и темах, которые будут обсуждаться на предстоящей встрече глав традиционных конфессий России в рамках Межрелигиозного совета России. Раскройте тайну, какие темы, какие вызовы будут обсуждать прежде всего.

Священник Димитрий Сафонов: Наши заседания проходят в двух форматах. Есть Президиум Межрелигиозного совета, в который входят лично главы наших религий. Почетным Председателем Президиума является Святейший Патриарх Кирилл. Такие встречи проходят примерно раз в год. Последняя встреча была в декабре, она была посвящена юбилею. Мы выпустили сборник наших трудов, подвели итог за 20 лет. Сейчас будет встреча обычная, заседание Межрелигиозного совета России. Представителем Русской Православной Церкви в Межрелигиозном совете является митрополит Волоколамский Иларион, именно он с 2015 года представляет Церковь и ведет заседания.

Обычно мы собираемся в Общецерковной аспирантуре. К нам приезжают либо сами главы, если они могут, либо их представители. У нас большая повестка дня. Это и закон о защите религиозных объектов, который сейчас обсуждается в Государственной Думе. Мы часто вместе вступаем в спор с государством, как решить те или иные проблемы. Закон, который изначально был принят, не устраивал религиозные общины. Они не могли финансировать необходимую защиту, оплачивать установку камер, оплачивать охрану частными охранными предприятиями. Наш голос был услышан, изменения происходят. Обсудим состояние рассмотрения этого законопроекта. Обсуждаем различные инициативы. Наши иудейские партнеры предложили вместе создать религиозную делегацию, которая поедет в Освенцим в следующем году в связи с юбилеем освобождения этого лагеря смерти от фашистов.

Александр Петров: Отец Димитрий, на ваш взгляд, тема социальной справедливости важна для Межрелигиозного совета России?

Священник Димитрий Сафонов: Безусловно. Мы к этой теме обращались. Я хотел бы привести такой пример. В июне 2016 года принято заявление о защите нерожденной жизни. Обсуждали его долго, потому что в каждой религии есть свои представления. Кто-то считает, что душа возникает в теле в момент зачатия.  Кто-то говорит: «Нет, через несколько недель». В разных религиях разные учения. Мы абсолютно были едины в нашем заявлении: нерожденная жизнь должна сохраняться, потому что она дарована Богом. Мы выступили против того, что за деньги налогоплательщиков убиваются нерожденные дети. Идея Святейшего Патриарха о выводе абортов из системы ОМС была поддержана в нашем заявлении. Сергей Вадимович Степашин предложил на юбилейном заседании Совета провести отдельную конференцию на тему семьи в рамках двух наших организаций – Императорского Православного Палестинского Общества и Межрелигиозного совета России. Недавно мы встречались с Сергеем Вадимовичем и решили предварительно такой форум организовать в сентябре. Пригласим разные общественные организации, поговорим о том, как нам укреплять семейные ценности, в том числе воспитывать наших детей.

Александр Петров: Отец Димитрий, все-таки если говорить о социальной справедливости, я так понимаю, что эта тема все равно как-то коррелирует и с проблемами демографии, и с проблемами в том числе религиозных общин. Ведь так?

Священник Димитрий Сафонов: Совершенно верно. Мы сегодня говорили об экстремизме. Действительно, все эксперты подчеркивают, что нищета, бедность в обществе являются средой для возникновения экстремистских организаций и идей. Люди задаются вопросом: «А почему одним – все, а мне – ничего?» – и хотят изменить эту ситуацию. Этим пользуются вербовщики различных экстремистских группировок. Поэтому в межрелигиозном диалоге эта тема звучит и должна звучать более активно. В нашем совете это тоже обсуждаем.

Александр Петров: Отец Димитрий, я хотел бы отметить, что в интервью прозвучало не только слово «соработничество», но и то, что называется «оппонирование власти». А в чем церковь могла бы оппонировать власти?

Священник Димитрий Сафонов: Это очень острая тема, болезненная для нас –возможность преподавания, в школе, не религии, нет, а основ духовно-нравственной культуры. Сегодня существует острое противостояние. Хотя Министр просвещения Ольга Юрьевна Васильева с гораздо большим пониманием к этому относится. Мы считаем, что без возможности преподавать детям основы нравственности наших религий – не культовые практики, не вероучения, а именно нравственные основы, – мы потеряем будущее. Мы об этом много говорим, и пока эта проблема не решена. Не только полгода преподавать в четвертом классе основы религиозной культуры, а с пятого по девятый или даже до одиннадцатого класса преподавать основы духовной нравственности наших традиционных религий – вот чего мы добиваемся. И пока активных подвижек в этом нет. Мы противостоим существующей системе, будем добиваться каких-то подвижек в этой области. Сфера, к которой я имею непосредственное отношение - теология. Как наука она с трудом пробивает себе возможность существования на ряду с другими науками в нашем обществе. Но мы убеждены, что без качественного теологического образования невозможно преодолеть угрозу экстремизма. Экстремизм популярен среди необразованных людей, не имеющих теологического образования.

Запись передачи опубликована на сайте Общественного телевидения России.

https://otr-online.ru/programmy/paradigma/mezhreligioznyy-dialog-v-rossii-novye-vyzovy-i-novye-perspektivy-36261.html